Маха (ya_maxa) wrote,
Маха
ya_maxa

Categories:

Часть 2 – 2000-2001гг.

Итак, лафа кончилась, началась жизнь. Я сейчас уже могу разглядеть часть вещей, который ее предвещали и до этого. Звоночки были.  Так например на 2 курсе, когда я пошла на педфак и у меня совсем не осталось времени работать, а еще не было денег  пожрать, обедами меня кормили одногруппники, а  не Макс который продолжал блестать в своей компании на деньги полученные от сданных в букинист книг отца. Благо научая библиотека у его отца была большая. Но я же не могла попросить. Я даже не представляла как это (да и до сих пор у меня с этим туго).

Потом какое-то время макс работал сисадмином в минестерстве печати. Я была им горда. Потому что для меня работать было естественным состоянием. Он приволок мне от туда модем, настроил инет через минестерский пароль после этого я стала по чуть-чуть  узнавать вещи которыми интересовался он. А у него в интернете была вся жизнь.  Почти все несвободное время (для меня это было время, которое я училась и работала) он проводил в интернете. Сначала в чате divan.ru потом на сайте Никитина. При этом все свободное время он проводил со мной и меня это устраивало. Я честно пыталась приобщиться к его интересом, но в виду недостаточной начитанности и отсутствия времени на пустую  болтовню я могла эти интересы только принимать, но не понимать. Макс рассказывал, что там очень умные люди, обсуждали они вроде как все время очень важные вопросы. Я так не могла и восторгалась.  За ним на это дело плотно подсел Мурз. На тот момент мой одногруппник. Не могу вспомнить, Кристина устала с  ним бороться еще до начала корчмовского периода или уже позже.  Короче мне казалось что Макс занимается очень важными, по крайней мере для него вещами. А еще я была уверена (вот дура!), что он меня любит и никогда мне не изменит. У меня есть друг безумный бабник и глядя на него мне казалось, что я такого никогда пережить не могу. Что я готова выдержать все что угодно, но зато я уверена что мой близкий человек меня не предаст. А то, что он в облаках летает – это натура такая гениально-творческая и когда-то он обязательно станет великим писателем, мы построим свой дом и я буду там растить наших детей. Я верила в эти сказки и рассказывала их маме, когда та настаивала, что Макс ей не симпатичен. Она просто его не понимала! А я понимала.  Но правда это не мешала мне записывать расписание его сессии и проверять пришел ли он на экзамен а так же гонять по мере возможности из компьютерного класса.

Первый раз мысль, что Макс может врать (до этого я такого даже не допускала и свято верила каждому его слову) во мне возникла, когда он убил сцепление на машине Дениса, своего одногруппника, с которым они вечно тусовались в компьютерном классе. Он же мне говорил, что умеет водить и даже один раз обмолвился, что у него есть машина Нива (ну тут я готова была поверить, что ослышалась, ибо при ближайшем знакомстве никаких следов машины обнаружено не было). Ну ладно всякое бывает, ну хотел прихвастнуть. Хотя  для меня было странно, почему он тогда вмести с нами не пошел в автошколу, куда я подбила записаться со мной за компанию добрую половину своей группы.

В-общем примерно так текли наши будни, пока я не обнаружила, что беременна.  Для меня это была с одной стороны неописуемая радость – незадолго до этого я очень сильно простыла и переносила простуду на ногах, которыми топала по лужам по колено, пока в один прекрасный день не смогла встать  с кровати в прямом смысле этого слова. Пошли осложнения, часть из которых до сих пор аукается. Но самое главное не один врач не мог сказать пошли ли осложения на репродуктивные функции и я очень за это переживала. Таким образом, залет был мне в радость. Но с другой стороны я очень переживала потому что всю сознательную жизнь мать мне внушала «принесешь в подоле домой можешь не приходить». Я страшно боялась и была морально готова что из дома меня после этой радостной новости попросят. Чтобы не было попыток со стороны родителей затащить меня на аборт, новости им была сообщена на 4 месяце.

Было правда еще одно чувство – удивление, ведь до этого Макс чуть ли не со слезами на глазах рассказывал мне сказки что у него в связи с какими-то проблемами со здоровьем не может быть детей. Что нужна будет скорее всего операция чтобы это исправить. Как и все в жизни меня это не пугало. Детей же мы пока не планировали, а когда начнем планировать – нет таких проблем которых нельзя исправить ЭКО и прочие чудеса медицины будут нам в помощь, думала я.

Короче беременность я восприняла как чуда посланное свыше. Думала Макс отнесется к этому также. Но  единственный комментарий который удалось от него получить на прямой вопрос – «Ты хочешь чтобы я сделала аборт?» был «Поступай как считаешь нужным». Какой надо быть дуррой чтобы воспринять это как то, что человек считается с моим мнением! Я даже представить себе не могу. Но я тогда восприняла это именно так. Только что-то желания выходить замуж у меня не было. Ну совсем. Бывает у меня такое когд я воспринимаю ситуацию в корне не верно (так кА кмне хочется ее воспринимать) а какой-то подспудный разум внутри все понимает и пытается мне орать ты не права. Я его не слышу, но в каких-то вещах он все равно вылезает. На тот момент этой вещью видимо и оказалось нежелание выходить замуж.

На католическое рождество мы поехали с родителями Макса в Финляндию. Отец Макса догадался о моем положении, но ему никто не поверил.

Альбом: Мемуары
Альбом: Мемуары

 

Где-то в начале  января, когда на аборт меня вести было уже поздно, мы сообщили «радостную» новость родителям.  На совместном семейном совете было принято решение, что свадьбе быть. Макс еще до этого говорил, что есть какая-то квартира на Войковской, которую надо снять и куда мы переедем. Я уволилась из школы, потому что с Войковской туда ездить было бы неудобно. А кроме того, как я уже сказала замуж я не собиралась а пузатая учительница старших классов 20 лет от роду и без штампа в паспорте на мой взгляд плохой пример подрастающему поколению.

С подачей заявления мы протянули еще до февраля. В результате 14 февраля, на день святого Валентина мы таки это сделали. Правда тоже не без приключений. Я хотела расписываться во дворце бракосочетаний. Мы туда поехали, и при попытке написать заявление разругались в дрызг. Не помню деталей, но смысл в том, что кто-то из нас испортил бланк заявления. Я себя очень плохо чувствовала, болела голова да и так не здоровилось а Макс выдал что-то типа «принеси новый бланк» и вообще мне нагрубил. Я психанула, разревелась и сказала, чтобы он шел в жепу, за муж я за него не пойду, развернулась и поехала домой. Он поехал за мной. Уже подъезжая к Солнцево я успокоилась и почти забыла, из-за чего я обиделась (опять эта хреновая девичья память). Мы как раз проезжали наш Солнцевский ЗАГС. Заявление в этот день таки было подано. Начались приготовления к свадьбе.

 

Tags: мемуары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments